Воскресенье , 24 Сентябрь 2017

Лучшее за год: опыт Алексея Костарева, Giftoman

729_x_large

Акционер i-Jet Media – издателя онлайн-игры «Счастливый фермер» и еще 40 игр в российских и европейских соцсетях – о том, почему любая идея для ИТ-стартапа – это всегда галлюцинация.

В 2010 году Алексей Костарев появился на обложке русского Forbes – улыбающийся бизнесмен держал в руках живую свинью. На тот момент компания i-Jet Media, владевшая сверхпопулярной онлайн-игрой «Счастливый фермер», была на пике: годовая выручка $20 млн, офисы в Кремниевой долине и Китае, несколько десятков миллионов пользователей. Вскоре аудитория игр, как и бум приложений для социальных сетей, резко сократилась. У компании начались финансовые проблемы, она была закрыта. На то, чтобы найти новую перспективную идею, у Алексея Костарева с командой ушло четыре года.
Накопать идею 
Свой текущий проект – компанию Giftoman Алексей Костарев с командой запустил в 2011-м, на следующий день, после закрытия i-Jet Media. Стартовый «капитал» на тот момент – команда, перешедшая из i-Jet Media, и уверенность всех участников процесса в том, что финиш – это новый старт.
– В любой истории успеха самое интересное для меня – понять, а как человек сюда «добежал». Если копнуть глубже, любому взлету всегда предшествует с десяток-другой падений. И тут важен ракурс. В Кремниевой долине, например, количество падений вызывает только уважение: «О’кей, значит, получится в следующий раз». В России, скорее, наоборот. Что касается моего личного ракурса: да, мы профакапили прошлый проект с точки зрения финреза, но на другой чаше весов – опыт, команда, желание работать. Полный набор для того, чтобы двигаться дальше.
Как искали идею для нового проекта?
– Giftoman в его нынешнем виде практически полностью повторил жизненный цикл предыдущих проектов: четыре года поиска. Все это время казалось, что ничего не происходит, и ты бьешься в стену. И в какой-то момент наталкиваешься на то самое решение, кейс, новый рынок. До того как найти свою точку роста, мы несколько раз докручивали продукт. Начинали с электронных подарочных сертификатов, потом покопали историю с реферальностью, была у нас и своя программа лояльности – каждый раз делали продукт и выводили его на рынок. В итоге поиски привели к решению проблемы вовлеченности персонала магазинов в выполнение планов продаж. Именно от этого и зависит финансовый успех.
Какой именно продукт вы сделали?
– Суть в следующем: практически повсеместно персонал магазинов узнает об эффективности своей работы только на следующий день – выполнила смена план или нет. Это похоже на то, как если бы вы управляли автомобилем с помощью зеркал заднего вида. Опыт создания игр позволил нам сделать продукт, который на «языке», понятном для продавцов, кассиров, консультантов и их руководителей, объясняет, где относительно планов они находятся – опережают или отстают и надо поднажать. Чтобы активнее вовлечь сотрудников магазинов в работу, запустили элемент «соцсоревнований» между разными сменами и магазинами одной сети. Другой элемент – игра в «красную линию», она показывает, кто систематически отстает от результатов смежников.
Столкнулись с тем, что внедрение нашей системы в большинстве случаев вовлекает 60% персонала магазина, и их результаты по выполнению планов заметно растут. 40% в эту игру не включается, но и это ценная информация – сигнал для руководителей о кадровых изменениях. Эффективность компании может повышаться, если мы аккумулируем у себя людей, готовых работать.
Копать четыре года, до того как найти что-то стоящее – ваш персональный путь или типичный сценарий для ИТ-стартапа?
– Скорее, это мой субъективный сценарий. Хотя недавно в книге Малкольма Гладуэлла «Гении и аутсайдеры» прочитал интересную мысль: накопив в каком-либо вопросе экспертизу в 10 тыс. часов, наталкиваешься на то, что может стать той самой точкой роста. Если поделить это время на 16-17-часов ежедневной работы, как раз выходит 3,5-4 года. Мы не знали, куда копать, – планомерно двигались из одной истории в другую. Возможно, в будущем, за счет опыта, этот цикл удастся сократить. Однако с точки зрения интереса и удовольствия от процесса смысл ускоряться есть не всегда.
К вопросу ускорения. ИТ-стартапы сегодня создаются быстрее, чем 5-7 лет назад, и живут гораздо меньше. Вы это как оцениваете?
– Дело не в жизненном цикле стартапа, а в других скоростях и проникновении технологий во все отрасли. Доставка еды, уборка квартир, такси – везде присутствует ИТ-составляющая. Хорошая мысль была в одном из последних выступлений Германа Грефа: конкуренция на уровне продукта заканчивается, начинается конкуренция на уровне модели управления.
Уникальной идеи мало, если остановиться или двигаться с недостаточной скоростью, завтра появится сотня компаний, которые сделают то же самое и, возможно, лучше, чем ты. И все забудут про тебя, популярным станет другой сервис. Поэтому важную роль сегодня играет огромное количество факторов – умение рассказывать про себя, развивать компетенции, быстро взаимодействовать внутри команды, фокусироваться, с одной стороны, и видеть возможности – с другой.
Работа с галлюцинациями 
Четверть своего времени Алексей Костарев посвящает работе в акселераторе «Фонда развития интернет-инициатив» (ФРИИ). Он трекер очного акселератора: сопровождает проект в процессе его акселерации – ускорения. Этот опыт, признается стартапер, помог ему вылечить предпринимательскую «дальнозоркость».
– Как любому предпринимателю, мне нравится смотреть в будущее, видеть отличнейшие перспективы, а взглянуть на реальность страшно – и это стратегический разрыв. Опыт с трекерством, включение в процесс и столкновение с реальностью дали новый взгляд на собственный проект. И это уже сыграло свою роль. Плюс, просто невозможно идти пешком, когда все вокруг тебя хреначат по 16-17 часов.
Будь вы молодым предпринимателем, пошли бы со своим проектом в акселератор или предпочли пройти путь самостоятельно?
– Акселератор – это, кстати, не только про начинающих предпринимателей. Чем больше опыта, тем больше даст тебе акселерация: видишь оттенки, лучше фильтруешь – что полезно, а что нет, наконец, просто справляешься с огромным потоком знаний. Шансов добежать до конца акселерации у предпринимателя с бэкграундом больше.
К вопросу о выборе пути – универсального ответа нет. Акселерация – это как заниматься с тренером: ты тратишь меньше ресурсов на то, чтобы заставить себя работать. Есть тот, кто тебя пинает, возникает взаимная ответственность, и результат появляется быстрее. И второй момент – ты в потоке не один, есть опыт предыдущих проектов и взгляд со стороны. Конечно, оценку могут дать семья и друзья, но добиться от них эффективности и объективности можно не всегда.
Были в акселераторе проекты, которые удивили на уровне идеи?
– Возможно, это возраст, но я уже не оцениваю проекты на уровне идеи. Опыт трекера вообще очень сильно развернул меня с точки зрения работы с ожиданиями – я отказался от позиции эксперта и придерживаюсь мнения, что любую идею нужно проверять рынком. Иди и продавай.
Проблема ожидания – это история про галлюцинации и иллюзии. Это очень часто наблюдается в акселераторе, когда есть 30 команд, и вначале тебе кажется, что вот эти ребята – огонь. Они хорошо рассказывают, у них интересная идея, все круто. Но проходит две-три недели, и странные, плохо связывающие два слова парни, на которых никто не обращал внимание, выдают результат, а у твоих фаворитов – по нулям.
Работа с иллюзиями – опасный путь: фигачишь-фигачишь, и часто зря. Поэтому надо постоянно проверять свой продукт рынком. Причем не просто спрашивать: «А вот это вам нужно?», потому что ответ – это в большинстве случаев наложение твоих галлюцинаций на галлюцинации заказчика. Реальные вещи гораздо более ценные: купили/не купили, поступили тебе деньги на расчетный счет или нет.
Но как продать продукт, если он еще в полузачатке?
– Это история только про страхи. Продавать и проверять идеи можно и без продукта: всегда успеешь вернуть деньги покупателю, если не будет результата. Чаще мы боимся другого – отрицательного ответа. Сложно услышать: «Нет», «Это хрень», «Это никому не нужно», на начальном этапе, когда предприниматель особенно влюблен в свой продукт. Но единственный способ усовершенствовать и довести проект до ума – это идти и продавать. Один не купит – сходи к другому. Третий, пятый, десятый… Практика показывает, что если сходить к сотне, покупатель обязательно найдется.
От каких типичных ошибок стараетесь предостеречь своих подопечных?
– Это бесполезно и даже вредно для проекта и результата. «Туда не ходи, там будет засада» – во-первых, это твоя галлюцинация, во-вторых, реальность меняется так быстро, что никакой засады, возможно, уже и нет. То, что не выстрелило у одного, может выстрелить у другого.
Задача трекера не предостеречь, а быстрее натолкнуть команду на реальность и так сэкономить ресурсы – деньги, время. Пусть это будет болезненно, но стену можно обойти, перепрыгнуть, подкоп прорыть. Ошибаешься, встаешь, находишь решения и двигаешься дальше.
Угадать с идеей для ИТ-стартапа сложно, а как насчет сфер деятельности?
– Аналогично, но есть определенные ориентиры. Мой опыт подсказывает, что если все говорят о каких-то технологиях или сегменте, идти туда не стоит – паровоз ушел. Кто-то уже успел накопить свои 10 тыс. часов экспертизы, и ты его не догонишь. Любые прорывы в большинстве своем – это как раз ребята, которые осознанно или интуитивно копали какую-то свою тему, искали и нашли. И если большинство говорит: «Да нет, это полная ерунда», значит, копаем правильно.
Поднять инвестиции
Кризис – лучшее время для развития ИТ-проектов: необходимость в новых продуктах становится очевидна всем, от корпораций до мелких компаний. Именно поэтому, уверен Алексей Костарев, число инвесторов на рынке будет расти. Вслед за этим подтянется и качество проектов.
– За последние три года уровень российских ИТ-стартапов объективно вырос. Пока случаев конкуренции на международном рынке немного, но они уже есть. К примеру, Easy ten – мобильное приложение для изучения иностранного языка. Оно попало в крупнейший акселератор США 500 Startups, успешно прошло акселерацию и сейчас двигается дальше. Такие истории пока единичны, но их будет становиться все больше.
Накопленной в России экспертизы для этого хватит?
– Когда сравниваю ребят, вернувшихся из Кремниевой долины, есть ощущение, что с точки зрения системного подхода к акселерации ФРИИ накопал даже больше. Но у нас до сих пор хромает оформление проектов, умение быстро и классно про себя рассказывать. Это навык не первостепенный, но важный.
Кремниевая долина для ИТ-стартаперов – это идефикс. Там действительно можно вырасти быстрее?
– У рыбаков есть такая поговорка: клюет всегда на другом берегу. Для меня очевидно – видел это на практике – поднять инвестиции, найти своих первых потребителей в России однозначно проще. Денег и желающих проинвестировать здесь намного больше, чем проектов, которые показывают какой-то результат. Думаю, ближайшие несколько лет эта ситуация сохранится. Получив успех в России, закономерно пойти на международный рынок. Истории про то, чтобы взять и перепрыгнуть этот этап, случаются крайне редко.
Кто сегодня в России готов вкладываться в «рисковые идеи с большим потенциалом»?
– Чаще всего первыми инвесторами оказываются friends family и fools. Но если есть хотя бы небольшой результат – это частные инвесторы и венчурные фонды, в России их около ста. У нас сейчас наблюдается такой разрыв между крупными фондами, такими, как Almaz Capital, которые инвестируют в большие состоявшиеся компании, с оборотами более $2-3 млн в год. И фондами, вкладывающими в компании с оборотами $100-200 тыс. А вот инвесторов для тех, кто посередине, нет.
Следующим этапом, который жду я и многие на рынке, станет приход крупных корпораций, заинтересованных в покупке стартапов. Они тоже вынуждены ускоряться. Покупать, а не делать проект «с нуля» – точно быстрее и дешевле. Когда такие сделки станут массовыми, уровень ИТ-предпринимателей и их проектов заметно вырастет.
ДОСЬЕ
Алексей Костарев
Родился в 1978 г. в Екатеринбурге. 
Образование: в 2001 г. окончил электротехнический факультет Уральского государственного технического университета.
Карьера:
2001 г. – вместе с Дмитрием Шубиным открыл компанию «Медиальт», предоставляющую услуги доступа к Интернету в Екатеринбурге.
2003 г. – вместе с Дмитрием Шубиным открыл компанию «Диапазон».
2005 г. – продал «Медиальт» и «Диапазон», чтобы вложить деньги в разработку социальных игр. Вместе с Дмитрием Шубиным создал компанию i-Jet Media.
2011 г. – создал программу Giftoman.
2012 г. – ликвидировал компанию i-Jet Media.
2015 г. – программа Giftoman внедрена в семи федеральных торговых сетях.
Семья: женат, пятеро детей.
Фото в материале: Ольга Кравцова («Колибри Professional»). 

Comments are closed.