Среда , 22 Ноябрь 2017

Как потерять все и вернуться в список Forbes

43422524

Как потерять все и вернуться в список Forbes

Первый миллиардер в истории Исландии Тор Бьорголфссон заработал первые деньги в России, в 2008 году в кризис потерял все – вплоть до яхты и Ferrari, но, договорившись с кредиторами, смог вернуться в список Forbes. Как ему это удалось, читайте в этой статье.

1. Миллиард из России

Родившийся в 1976 году в Рейкьявике Тор Бьорголфссон – потомственный предприниматель: его отец и дед были известными в стране предпринимателями. Когда Тор закончил престижный бизнес-колледж на родине, транспортная компания его отца Бьорголфура Гудмундссона, набравшая кредитов в борьбе со своим основным местным конкурентом, обанкротилась. Сам Гудмундссон, как рассказывает журнал Forbes, был обвинен сразу по нескольким статьям, от хищения до мошенничества, но в итоге получил 12 месяцев тюрьмы по наименее серьезным обвинениям, касавшимся несоответствий в отчетности компании.

После этой истории отец и сын сделали все, чтобы восстановить репутацию семьи. В 1987 году Тор перебрался в США, где изучал маркетинг в Университете Нью-Йорка. В начале 1990-х его отец, уже имевший опыт работы в пивоваренном бизнесе, вместе с сыном и их знакомым Магнусом Торстейнссоном основали в России компанию по производству слабоалкогольных напитков и пива «Браво Интернешнл» (основные бренды – «Бочкарев» и «Охота»), выкупив старое оборудование у распродававшей непрофильные активы исландской фармацевтической компании Pharmaco, в которой работали отец с сыном. Все 1990-е годы сын, фактически управлявший бизнесом, провел в Санкт-Петербурге. В 2002 году Тор Бьорголфссон заработал первые большие деньги: пивной бизнес «Браво Интернешнл» приобрела голландская корпорация Heineken за $400 млн.

Вернувшись на родину, в начале 2000-х Бьорголфур и Тор вместе со своим партнером Торстейнссоном через инвестгруппу Samson приобрели за $145 млн (данные Iceland Review) 45,8% акций второго по величине в стране коммерческого банка – Landsbanki (первоначально принадлежал государству и был приватизирован в 2002 году). К 2005 году Тор Бьорголфссон стал первым исландцем в мировом рейтинге миллиардеров Forbes с состоянием $1,4 млрд. Двумя годами позже к нему присоединился и отец, возглавивший совет директоров банка, накопивший $1,2 млрд, а заодно купивший клуб английской премьер-лиги West Ham.

Еще раньше, в 1999 году, Бьорголфссон начал скупать акции крупнейшей исландской фармацевтической компании Actavis (в 2000 году он стал ее гендиректором). В 2007 году, взяв кредит на $5,4 млрд в Deutsche Bank, он довел свой пакет в компании до контрольного. Исландцу удалось убедить банкиров профинансировать рискованную сделку – соотношение долг/EBITDA компании достигало 12,5 (через год, когда в Европе начался кризис, банк о сделке пожалел).

Одновременно Бьорголфссон скупал пакеты европейских телекоммуникационных компаний: основанная им инвесткомпания Novator со штаб-квартирой в Лондоне приобрела пакеты акций сотовых операторов и интернет-провайдеров в Финляндии, Греции, Чехии, Польше, Болгарии.

2. Исландский кризис. Причины

Осенью 2008 года Исландия потерпела финансовое бедствие такого масштаба, которого не знало ни одно экономически развитое государство в истории. Его причина заключалась в крахе крупнейших исландских банков Kaupthing, Landsbanki и Glitnir под воздействием банкротства Lehman Brothers в США. Их общий объем долговых обязательств оценивался в $ 60 млрд — сумму, превышавшую почти впятеро исландский ВВП. Правительство национализировало банки в конце сентября — начале октября, но волну кризиса было не остановить. Исландская крона обрушилась к евро на 60 % в октябре — ноябре 2008 года. Для стабилизации национальной валюты Центробанк Исландии с одобрения МВФ 28 октября 2008 года временно повысил ключевую ставку с 12 % до рекордных 18 %. От МВФ Рейкьявик получил стабилизационный кредит на $ 2,1 млрд, еще $ 2,5 млрд выделили Швеция, Норвегия, Дания и Финляндия. В 2009 году исландская экономика вошла в самую глубокую среди 33 развитых стран рецессию (спад составил 6,9 %), длилась она больше года.

Последствия

Массовое недовольство населения привело к отставке всего правительства в начале 2009 года. Экс-премьер Исландии Гейр Хорде предстал перед судом за то, что пренебрег информацией об угрозе коллапса банков. Кроме того, прокуратура обвинила бывшего министра в том, что он не проконтролировал ситуацию вокруг Icesave, «дочки» одного из ведущих банков страны — Landsbanki. Из-за банкротства финансовой группы Landsbanki и Icesave в октябре 2008 года своих сбережений лишились более 350 тыс. граждан Великобритании и Нидерландов. Правда, до тюрьмы или штрафа дело не дошло: его признали виновным лишь в том, что он не предупредил о кризисе коллег-министров, а за это никакое наказание не предусмотрено. А вот четыре экс-босса банка Kaupthing получили в 2013 году тюремные сроки от трех до пяти лет. Бывший руководитель Landsbanki Сигурен Арнасон в 2014 году был приговорен к 12 месяцам заключения.

3. Падение в кризис

Успех викинга перечеркнул кризис, который на Исландии сказался чуть ли не сильнее, чем на остальных европейских странах. Осенью 2008 года все три крупнейших банка страны, в том числе Landsbanki, оказались в критическом состоянии. Банки Исландии не смогли рефинансировать свои долги в размере $85 млрд (в тот момент, по данным Bloomberg, ВВП страны не превышал $13,5 млрд) и оказались в октябре на грани банкротства. Правительство было вынуждено национализировать финансовые институты, а их экс-директора получили тюремные сроки. «На мое 40-летие в марте 2007 года я был на вершине мира, и только 250 человек были богаче, чем я. Карусель остановилась с толчками, и я был сброшен, потеряв 99% моего накопленного богатства», – вспоминает Тор Бьорголфссон в автобиографической книге Billions to Bust and Back («Миллиарды – потерять и вернуть», цитата по Forbes). Еще весной того года исландец c состоянием $3,5 млрд занимал 249-е место в рейтинге Forbes.

Отец Бьорголфссона предпочел самый простой путь: объявил себя банкротом (по данным исландского издания Kjarninn, это было одно из самых крупных личных банкротств в Европе). Сын решил не следовать примеру старших поколений (его дед был банкротом дважды), а все же договориться с кредиторами.

4. Бьорголфссон в России. Восхождение

Компания «Балтик Боттлинг Плант» (впоследствии переименована в «Браво Интернешнл») была создана в 1994 году в Санкт-Петербурге исландскими предпринимателями Тором Бьорголфссоном, его отцом Бьорголфуром Гудмундссоном и Магнусом Торстейнссоном. Сначала компания производила лимонад «Корона» и слабоалкогольные коктейли Bravo. В 1998 году «Браво Интернешнл» построила пивной завод, где стала производить пиво «Бочкарев», «Охота», Lowenbrau и Bear Beer. Пиво «Бочкарев» впервые сошло с конвейера в марте 1999‑го, и уже в этом же году бренд занял третье место в Санкт-Петербурге по объемам продаж пива и первое место по популярности.

В 2000 году компания «Браво Интернешнл» вошла в десятку крупнейших пивоваренных компаний России (с 4,2 % на рынке пива), а объемы продаж достигли 1,5 млн гектолитров пива и 330 тыс. гектолитров слабоалкогольных коктейлей. В этом же году пиво «Бочкарев» продавалось уже в 80 % розничных точек по всей России (данные с сайта компании). Уже по итогам 2001 года компания заняла четвертое место на рынке пива в крупнейших городах России с рыночной долей в 8,4 %.

Разделение и продажа

А вот коктейльный бизнес постепенно отступал на второй план, и конкуренты обогнали питерцев. В итоге было принято решение разделить пивное и коктейльное направления на две компании. В 2002 году пивной бизнес «Браво Интернешнл» был куплен нидерландской компанией Heineken за огромную для российского рынка сумму $ 400 млн и в 2003 году переименован в «Пивоварню Хайнекен», а непрофильное коктейльное направление было выделено в отдельную компанию «Браво Премиум», 51 % акций которой принадлежало исландским учредителям, 49 % — Heineken. В 2005 году «Браво Премиум» была продана компании «Русский алкоголь» и выделена в отдельную структуру. Сейчас «Браво Премиум» входит в польскую водочную CEDС Group (она в 2009 году стала владелицей всех акций «Русского алкоголя»), принадлежащую банку «Русский стандарт».

5. Возвращение викинга

По соглашению с банками (в том числе Deutsche Bank), заключенному в 2010 году, вся личная собственность Бьорголфссона (недвижимость, самолет, яхта, автомобиль Ferrari) была продана, а средства переданы кредиторам. Он при этом остался акционером Actavis и Novator, но обе компании ожидала длительная реструктуризация с продажей части активов, а дивиденды на несколько лет также отошли кредиторам. В результате скандинав потерял активы на сумму $1,8 млрд в четырех компаниях.

Но первый исландский миллиардер решил не сдаваться и восстановить свое богатство. И ему это удалось. Не без влияния со стороны Бьорголфссона его соотечественник, Сигурдур Олафссон, при нем возглавлявший Actavis, а с 2010 года ставший исполнительным вице-президентом американского производителя дженериков Watson Pharmaceuticals, добился слияния двух компаний. В 2012 году Watson закрыла сделку по приобретению Actavis за $5,6 млрд и взяла название Actavis. В результате Бьорголфссон, как сообщает Forbes, смог к середине 2014 года погасить все долги и при этом оставить за собой крупный пакет акций компании, который к началу этого года стоил уже $700 млн (с октября 2012 по март 2015-го акции Actavis подорожали в 3,5 раза, капитализация компании достигла $78 млрд). Кроме того, у него еще осталось 25% акций польского оператора сотовой связи Play, которые он поместил в траст для своего сына.

Теперь проживающий в Лондоне Бьорголфссон снова единственный исландский миллиардер: его состояние составляет $1,27 млрд, а сам предприниматель утверждает, что вынес урок из своего личного кризиса, «как животное, которое учится выживать в джунглях». Как рассказал исландец Forbes, он больше не намерен брать огромные займы, а планирует инвестировать вместе с партнерами в те отрасли, которые он хорошо знает: телеком и фармацевтику. В январе его компания Novator приобрела 92% небольшого оператора беспроводной связи Nextel Chile. Сумма сделки не раскрывается, но известно, что для нее он впервые за последние семь лет воспользовался скромным кредитом в размере $60 млн. 6.

Бьорголфссон в цифрах

— $3,5 млрд достигло состояние Тора Бьорголфссона в марте 2007 года

— 90% состояния исландец потерял во время финансового кризиса

— В $1,27 млрд оценивается его богатство сегодня

— $400 млн за такую сумму в 2002 году Heineken приобрела у исландцев пивной бизнес «Браво Интернешнл»

— $78 млрд составляет рыночная капитализация Actavis, около 1% которой принадлежит Тору Бьорголфссону

— В 7 раз увеличилась стоимость акций Actavis с 1999 года.

Источник

Comments are closed.